Открытие Макаренко


Юрий Крупнов     23.Mar.2016

Есть известная притча о том, как по–разному можно делать одно, казалось бы, дело и как в зависимости от этого твоя активность оказывается работой или трудом.

Когда трёх рабочих на каменоломне, которые занимались одним и тем же, перевозили камни к месту строительства церкви, спросили, что они делают, то все они ответили по–разному. Один сказал, что он к перевозит камни в тачке из пункта А в пункт Б («Разве не видите?»). Другой ответил: «Строю храм». А третий: «Душу спасаю».


Восемьдесят лет назад в СССР было совершено открытие, которое является не только педагогическим, но и политическим.

Впервые в мире в организованном и воспроизводимом виде были показаны образовательные возможности образцового и полномасштабного, т.е. наиболее высокого по развитию, передового и предельно полезного, востребуемого труда. Оказалось, что именно такой труд определяет общественную систему, поэтому, вокруг него реалистично создание образовательных самодостаточных детско–взрослых сообществ, — своего рода образовательно–воспитательных «реакторов» необыкновенно высокой мощности. Такие сообщества были названы «школами–хозяйствами».

Открытие было совершено Антоном Семёновичем Макаренко, который в 1926–1928 гг. возглавлял трудовую колонию имени М. Горького (под Полтавой, с 1926 г. в Куряже близ Харькова) а в 1927–1935 гг. — детскую коммуну имени Ф.Э. Дзержинского (пригород Харькова)[1].

Коммунары, большая часть которых ещё вчера была беспризорниками или даже осуждёнными преступниками, по самым на то время передовым технологиям из Австрии и Германии производили электрооборудование и фототехнику, получали собственным трудом огромный доход, фактически существуя как полноценное эффективное предприятие.

Тем самым реализовывался главный принцип А.С. Макаренко: «Только организация школы как хозяйства сделает ее воспитывающей»[2]. Или, как формулировал другой замечательный педагог того времени Игнатий Вячеславович Ионин (1893–1939), директор школы–колонии «Красные Зори»: «Не должно быть ни в деревне, ни в городе школы, которая бы не стремилась стать образцовым хозяйством, — городским или сельским» (важно отметить здесь прилагательное–характеристику хозяйства — «образцовое»).

Для помощи приглашались взрослые управленцы, мастера и рабочие. Но все основные управленческие решения и общая организация труда — от сбыта до конструирования и текущего управления — была за колонистами.

Вот как сам Антон Семёнович описывает, с чего начинался собственный опыт создания детско–взрослого производительного сообщества: «В первые годы коммуна жила на отчисления, которые производили чекисты Украины из своего жалования в размере полпроцента. Это давало в месяц около 2000 рублей. А мне нужно было до 4000–5000 рублей в месяц, только чтобы покрыть наши текущие расходы, считая школу. Остальные 2000–3000 рублей мне достать было негде, так как и работать было негде. Были по недоразумению те мастерские, на которые ещё от Адама и Евы Наркомпрос возлагал свои надежды, — это сапожная, швейная и столярная. Эти мастерские, — сапожная, швейная и столярная, — как вы знаете, считались альфой и омегой педагогического трудового процесса, причём сапожная мастерская состояла в том, что в ней было несколько пар колодок, несколько табуреток, были шилья, молотки и не было ни одного станка, не было кожи, и предполагалось, что мы будем выращивать ручных сапожников, то есть тот тип мастерового, который нам сейчас абсолютно не нужен…Такое же было оборудование и в столярной мастерской, где было несколько фуганков, рубанков, и считалось, что мы будем выпускать хороших столяров, делая всё вручную. Швейная мастерская тоже была построена по дореволюционным нормам, и предполагалось, что мы будем воспитывать хороших домашних хозяек, которые смогут в случае чего подрубить пелёнки, положить заплату и сшить себе кофту.

Все эти мастерские вызывали у меня отвращение ещё в колонии имени Горького, а здесь я совсем не понимал, для чего они устроены. Поэтому я со своим советом командиров закрыл их через неделю, кое–что оставив для наших собственных нужд».

А дальше было принято принципиальное решение строить хозяйственную систему. Для этого нашли уникального специалиста и в течение всего двух лет привлекли средства и закупили два самых современных на то время завода. Один по австрийской лицензии стал выпускать первые в СССР электрические дрели, а второй — по германской лицензии — узкоплёночные фотоаппараты «ФЭД». Оба вида продукции в то время были дефицитом, и уже через два года была достигнута полная самоокупаемость коммуны, в доход госбюджета пошли миллионы рублей в год.

Показательным является момент, в котором было принято решение о производстве фотоаппаратов

Когда у Антона Семеновича появилась идея создать завод, он решил посоветоваться с ребятами. «Давайте будем делать пулеметы», — предложил один мальчик. «Хорошая идея, — ответил Макаренко, и продолжил: — Но ведь у нас столько девочек. Они не смогут носить тяжелые детали». Когда все замолчали, из толпы вдруг возник фотограф и начал снимать. «А что если мы будем делать фотоаппараты?» — предложил другой мальчик — и попал в точку. Макаренко уже вел переговоры с немецкой фирмой, у которой они впоследствии выкупили права на производство фотоаппаратов «ФЭД» и «ФЭД–1».

Ещё один пример требований и работы Макаренко в описаниях Н.Э. Фере.

«... Сельское хозяйство должно быть построено на научных основах и вестись образцово. Поэтому, сказал Антон Семёнович, он и решил пригласить в качестве своего помощника специалиста–агронома. Он ставил задачу — во что бы то ни стало успешно закончить предстоящий весенний сев и уже в этом году полностью обеспечить потребность колонии в овощах, а в будущем году — в жирах и в молоке. Он подчеркнул, что не может быть и речи о привлечении для сельскохозяйственных работ какой бы то ни было наемной рабочей силы, кроме небольшого числа руководителей–специалистов. Пусть ребята на первых порах будут выполнять ту или иную работу и хуже, чем опытные рабочие, но они должны почувствовать полную ответственность за свое хозяйство и не быть нахлебниками государства. Может быть, и не все колонисты сразу захотят работать как следует, нужно суметь правильно подойти к ним, сделать работу интересной, развить в них чувство гордости за хозяйственные успехи колонии. Поэтому, сказал Антон Семёнович, он хотел бы, чтобы его помощник по сельскому хозяйству был не только сведущим агрономом, но в такой же степени и чутким педагогом–воспитателем. Антон Семёнович не скрывал трудностей работы, не скрыл он и своих сомнений в моих силах — я был еще молод, только три года назад, в 1921 году, окончил вуз, а педагогической деятельностью не занимался вовсе. Однако весна была не за горами, и он [Макаренко] сказал, что если я согласен работать, то необходимо не позднее середины апреля приступить к делу в Ковалёвке. Я раздумывал — как ни молод я был, у меня хватило жизненной опытности, чтобы отчетливо представить себе, какой нелегкий путь ожидает меня. А неприветливый прием Антона Семёновича вызвал еще опасение, что мне не удастся с ним сработаться. Мелькнула мысль отказаться от дальнейших переговоров, но молодость взяла свое: она подсказала мне, что пренебречь интересной работой под руководством талантливого человека только потому, что эта работа трудна, — признак непростительной слабости. В назначенный день, 14 апреля 1924 года, к моей квартире подкатила двуколка.

… Развитие животноводства Антон Семёнович поддерживал не только по соображениям замены всем столь надоевшего в предыдущие годы пшенного «кандёра» на борщ со свининой, а пустого чая — на молоко. В развитии животноводства он видел возможность всестороннего ознакомления колонистов с сельскохозяйственным производством. Животноводство позволяло рационально использовать отходы кухни и столовой. Наибольшее внимание было уделено развитию свиноводства, которое давало возможность в самый короткий срок получить и мясо, и жиры.

Коровник и конюшня находились рядом. Уход за животными осуществлял один и тот же отряд колонистов под командой Антона Братченко. Его симпатии, как заядлого лошадника, были на стороне конюшни, но и обслуживание коровника производилось вполне удовлетворительно. Правда, между ним и колонисткой Варей, страстной поклонницей «коровьего царства», возникали не раз бурные сцены и даже... драки, кончавшиеся вызовом к Антону Семёновичу и разбором на общем собрании вопроса, кто первый коснулся своей рукой противника. По установившейся традиции этот момент считался очень важным для выявления зачинщика «военных действий». Причина ссор в основном была одна: по уверениям Вари, Антон за счет коров подкармливал лошадей отрубями, мукой и другими концентрированными кормами, в которых у нас ощущался недостаток. Этим она объясняла и случаи снижения удоев молока. Ссоры, однако, не мешали нашим «животноводам» объединяться, когда этого требовали интересы животноводства… Поливая теплой водой и энергично растирая визжащую свинку щетками, ребята деликатно упрашивали ее «вести себя тихо». Но не всякая свинья понимала… В новом помещении ребята начали терпеливо приучать к чистоте всё наше поголовье… Порядок в свинарнике, хорошая упитанность свиней и своевременно принятые предупредительные меры спасли наше стадо от чумы, уничтожившей почти полностью поголовье свиней в округе на несколько десятков километров. У нас ни одна свинья не заболела чумой… [С весны 1927] механизация сельского хозяйства прочно вошла в жизнь колонии и помогла разрешить немало стоящих перед нами проблем. За очень короткий срок в колонии имени М. Горького выработалась стройная, проверенная практикой система сельскохозяйственного трудового обучения колонистов»[3].

Выдвигая и практически реализуя программное положение, что «только организация школы как хозяйства сделает ее воспитывающей», А.С. Макаренко выступал против подчинения интересов образования и воспитания непосредственным производственным интересам.

Логика была в том, что высокоэффективное передовое и сложноорганизованное производство задаёт такие требования к подросткам, что возникает возможность эффективного образования и воспитания. Хозяйство должно быть образцовым, совершенным — именно это делает труд в таком хозяйстве не только высокопроизводительным и рентабельным, но и образцовым, а отсюда и воспитывающим.

Рассказывают, что в последний год работы Антона Семёновича в коммуне им. Ф.Э. Дзержинского руководство НКВД (в чьей системе находилась коммуна) стало предлагать, чтобы «не мучать детей» и увеличить производительность завода, убрать с производства ребят и поставить на их место взрослых–профессионалов. Макаренко ответил: «Мы здесь не фотоаппараты делаем, а людей».

Разумеется, воспитывал при этом не только подобный образцовый труд, но и учеба, быт, которые, опять же, организовывались именно как образцовые.

Поэтому центральным в методе Макаренко было создание образовательного сообщества, образовательность которого был центрирована на труд, производилась через труд и через данный образцовый труд получала свою полноту и истинность.

Детско–взрослый коллектив сам определял нормы и стиль жизни в своём сообществе, практически формировал единый динамичный социально–культурный организм. В определённой мере такое детско–взрослое хозяйствующее и самоуправляющее сообщество напоминало античный полис, т.е. город–государство, и выступало оригинальной формой жизни (http://www.kroupnov.ru/5/89_1.shtml) неотрадиционного типа, соединявшей в себе новые для того времени индустриальные механизмы и отработанные веками принципы самодостаточных образцовых сообществ.

В качестве прототипа подобных сообществ, думаю, можно рассматривать и русский классический монастырь XI — XVI вв., который в те века выступал самодостаточным культурно–хозяйствующим институтом, построенным вокруг образцового труда.

Ставящий амбициозные задачи и динамично развивающийся вокруг образцового труда коллектив–сообщество — вот открытие Макаренко. Именно об этом, ещё как проектном видении, писал А.С. Макаренко Максиму Горькому 16 июня 1926 года: «Потонуть в здоровом человеческом коллективе, дисциплинированном, культурном и идущем вперед, а в то время и русском, с размахом и страстью. Задача как раз по моим силам. Я теперь убедился, что такой коллектив в России создать можно, во всяком случае из детей».

Ещё раньше Макаренко сформулировал свой метод в Заявлении в Центральный Институт организаторов народного просвещения в августе 1922 года: «Русская трудовая школа должна совершенно перестроиться, так как в настоящее время она по идее буржуазна. Основанием русской школы должна сделаться не труд–работа, а труд–забота. Только организация школы как хозяйства сделает ее социалистической».

Не случайно Антон Семёнович имел все основания утверждать: «Я достиг положения, что мог брать группы по 50 человек прямо с вокзала. Я брал, скажем, сегодня вечером, а завтра я не беспокоился, и никто не беспокоился, как ведут себя вновь принятые дети в коммуне». И за восемь лет работы в колонии им. Горького (не говоря уже про ситуацию в коммуне им. Дзержинского) педагог ни одного (!) из привезенных ему под охраной преступников не возвратил в тюрьму.

Открытие Макаренко состоит в том, что он, поняв, что такое труд, что подлинный труд собственно и производит людей и качество их жизни, то есть конкретно–историческое достоинство и состоятельность, поставил труд в основу образования.

Макаренко   труд   школа   воспитание   труд в школе   образование   школьное образование  

Просмотров: 843 | Рейтинг: 2

гость
06.04.2016 13:05:07     Да! Не нужно в школах убогих мастерских, они дают самые элементарные навыки, но воспитания нет ни на грош. Здесь нужна полная хозяйственная система, подчиненная задачам воспитания, тогда будет толк.
Плотников В.А.
25.03.2016 08:51:30     Образцовость - она ведь не только во внешних формах. У Макаренко это, скорее, стремление к идеалу. Вот это мощное, всеохватное стремление и есть главный воспитывающий момент.

Новые участники

aureliaer11
12 Dec 2017 11:28
Arthurcurce
12 Dec 2017 11:26
tamerafo2
12 Dec 2017 11:03
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20
Поиск по сайту

Новые записи

Тайна школьной успеваемости
От каких факторов зависят детские успехи и неудачи? От уровня образования родителей? Нет, это слишком прямолинейный ответ. А от чего тогда? Эту загадку раз...
Мужчина-педагог очень важен для мальчишек
Уроженец Бурятии сделал футбольную команду из детдомовских ребят чемпионами мира. Действующий футболист красноярского клуба «Тотем» Олег Бадмаев нескол...
Ребенок плохо учится – что делать?
"Надо радоваться! - советует известный педагог-новатор, доктор психологических наук из Екатеринбурга Александр Лобок. - Я занимаюсь тем, что вытаскиваю дет...
  1   2   3