Школа Е.С Левицкой в Царском Селе: опыт создания «новых школ» в России

В 1900 году в Царском селе была открыта первая школа совместного обучения «семейного типа»,  которую возглавила Е.С. Левицкая, внучка известного писателя и историка Н.А. Полевого.

 

     В конце XIX века на Западе возникли так назы­ваемые новые школы. Они отличались друг от друга концептуальными установками, содержа­нием образования, формами и методами учебно-воспитательной работы. Нo несмотря на всю пестроту одна черта была присуща этому движению - отрицательное отношение к традиционной педагогике. Представители «нового воспитания» ставили в центр обучения и воспи­тания личность ребенка, ее самобытность. Причем ре­шающее значение в развитии личности ребенка придава­лось его собственному опыту.

    Располагались «новые школы» в основном за горо­дом, как, например, вальдорфские. Это были частные учебные заведения, что также отличало их от класси­ческой гимназии. Мальчики обучались здесь совместно с девочками. Учитель старался познакомить детей с раз­ными культурами, разными ценностями.
    На рубеже нового, XX века в России тоже появилось несколько «новых школ». Это школа Е.С. Левицкой в Царском селе (1900), гимназии Е.Д. Петровой в Новочеркасске (1906) и О.Н. Яковлевой в Голицыне под Москвой (1910). Осуществляя воспитание, близкое к природе, за­ботясь о гармоничном развитии детских сил, обращая огромное внимание на физическое воспитание и гигие­ническую обстановку жизни и труда учащихся, разумно организуя учебный процесс, они, как и другие «новые школы», ставили своей целью воспитание знающих, во­левых, инициативных деятелей, способных стать руково­дителями хозяйства, «капитанами индустрии», в которых все более нуждался развивающийся капитализм. Первую из этих школ открыла Е.С. Левицкая (внучка известного писателя и историка Н.А. Полевого), которая сама побы­вала в Англии, а затем во Франции и Германии, внима­тельно изучила организацию «новых школ» и решила основать такую же в России.
    Как и другим учебным заведениям, созданным сила­ми частной и общественной инициативы и отступившим от казенного образца, школе Левицкой с трудом при­шлось отстаивать свое существование, преодолевая раз­личные препоны и запреты. Создать в тогдашних россий­ских условиях среднюю школу с совместным обучением девочек и мальчиков не представлялось возможным, по­этому вначале была организована маленькая школа из младших классов, занятия в которой начали всего шесть учеников - три девочки и три мальчика.

    Через полтора года, чтобы открыть третий класс с совместным обучением и иметь, возможность принимать пансионерами не только мальчиков, как былоразрешено вначале, но и девочек, пришлось добиваться особого раз­решения министра народного просвещения; ходатайство об открытии следующего класса необходимо было пода­вать каждый год. Министр Ванновский, в свою очередь, обращался с особым докладом к царю и только благодаря «высочайшей милости», а вернее благодаря энергии и настойчивости Е.С. Левицкой школа могла развиться в среднее учебное заведение. Решающую роль играло и то, что учреждение Левицкой было небольшой и очень доро­гой школой для детей богатых и знатных родителей. Эти ограничительные условия школы подчеркивал и попечи­тель учебного округа, докладывавший, что совместное обучение допущено здесь для очень ограниченного числа учащихся «из хороших семей (так как плата взимается очень высокая)».
    Укрепило репутацию учебного заведения в глазах на­чальства и то, что в неспокойные 1905—1907 гг. эту шко­лу, единственную из царскосельских учебных заведений, не коснулись ученические беспорядки. Занятия в школе не прерывались ни на один день, и в июне 1907 года она получила права правительственных мужских гимназий. Первый выпуск в школе состоялся в декабре 1908 года. В восьмом выпускном классе было всего четыре выпускни­ка, показавших на экзаменах блестящие познания по всему курсу.
    Вся образовательно-воспитательная система учебного заведения Левицкой была ориентирована на достижение целей, поставленных «новой школой». Очень важным считалось придать школе домашний, семейный характер, чтобы не было ни малейшего намека на казенщину и формализм, а место скучных книжных занятий и зубреж­ки заняли бы всевозможные интересные работы, игры, экскурсии и беседы. Для этого, по твердому убеждению Левицкой, в школе должно быть 80—100 воспитанников (в классе не более 15 учащихся). Богатая аристократиче­ская школа могла, конечно, позволить себе такую рос­кошь. В 1915/16 учебном году, например, в восьми клас­сах школы было 46 учеников и 34 преподавателя.
                                             
Воспитатель, которому поручалось 10—15 детей, был в то же время их учителем. Живя вместе с воспитанника­ми, принимая участие во всех их занятиях, играх и заба­вах, он прекрасно знал все индивидуальные особенности и черты характера каждого ребенка. Воспитательному влиянию педагога отводилась огромная роль.
При всем домашнем, семейном характере школы Ле­вицкая добилась того, что там царила деловая обстанов­ка, четкий, строгий и даже суровый режим. Неукосни­тельно соблюдался твердый распорядок дня, постоянный контроль за четким и обязательным исполнением всех правил и распоряжений, отданных как детям, так и вос­питателям, строгость и подтянутость в одежде и во всем внешнем облике взрослых и детей. Авторитет начальни­цы был очень высок. Секрет успеха школы многие виде­ли в ее «нетерпимости, доходящей до фанатизма, ко вся­кой форме физического и морального разгильдяйства». Левицкая не терпела неряшливости ни в одежде, ни в походке, ни в труде. Твердой дисциплины и исполни­тельности в школе добивались не только убеждением, но и такими мерами, как лишение отпуска, участия в общем празднике и т.п. Существовал и карцер.
С первых же дней пребывания в школе детей при­учали к самостоятельности. Во всем необходимом они обязаны были обслуживать себя сами: убирать постели, содержать в порядке обувь, одежду и личные вещи. Позднее им давались различные поручения: дежурство в классе, в столовой, у телефона, заведование спортивным инвентарем, учебными пособиями, получением и отправ­кой почты и т.д. В отсутствие начальницы, воспитателя, служителя (время их отдыха считалось священным, и никто не имел права беспокоить их в эти часы даже по не­отложному делу) воспитанники полностью замещали их.
Старшим воспитанникам разрешались самостоятель­ные, без провожатых поездки домой, в отпуск, их посы­лали с поручениями в Петербург, назначали казначеями каких-либо сумм на школьные расходы или хранителями карманных денег учащихся. Наличие карманных денег считалось одной из воспитательных мер. Детей приучали расчетливо, экономно, предусмотрительно тратить полученные от родителей деньги (на проезд, почтовые и другие расходы), кроме того, воспитанники обязаны были возмещать порчу школьных вещей из своих личных де­нег. Такой непредвиденный расход или неэкономная, нерасчетливая трата карманных денег могли лишить вос­питанника и отпуска, если у него не оставалось денегна проезд.
    Школа знала, что воспитывает тех, кто со временем сами сделаются хозяевами и распорядителями большого дома, дела, службы, поэтому уделяла большое внимание выработке деловых качеств, собранности, организован­ности, расчетливости и настойчиво приучала к беспре­кословному подчинению установленному порядку.
    Одной из главных задач нравственного воспитания в школе Левицкой считалось воспитание воли. Побороть раздражительность во время ссоры, удержаться, напри­мер, от желания напиться, когда мучает жажда, призна­валось большой доблестью. Всякое проявление слабости, безволия осуждалось и становилось предметом специаль­ной беседы.
    Большая роль отводилась воспитанию черт «джентльмена». Детям постоянно внушали, что охотное и любезное выполнение просьбы, распоряжения, оказание услуги окружающим требуется в общежитии от каждого воспитанного человека. Грубость, хвастовство, неспра­ведливость друг к другу в отношениях детей искореня­лись. Осуждалось ябедничество, начальница и педагоги не принимали жалоб на товарищей. То, что передано кем-то, не разбиралось. Но такие проступки, как ложь, обман, хитрость, злобность по отношению к товарищам, намеренное неуважение школьных порядков, передава­лись на рассмотрение товарищеского суда. Решение суда сообщалось начальнице, которая могла или утвердить, или не утвердить его. Последнее случалось крайне редко. Суд играл большую роль в школьном самоуправлении, которое рассматривалось как средство воспитания самостоя­тельности, ответственности за свои поступки, выработки общественного мнения и критериев нравственности.
    Важное место в жизни школы занимали школьные клубы, объединявшие учеников-сверстников. Их работу организовывали сами учащиеся; воспитатели выступали лишь в соответствующей роли, они могли быть приглашены для участия в дебатах, обсуждении рефератов, подготовленных учениками, в литературных и научных чтениях и других клубных занятиях.
    С особенным вниманием школа относилась к физи­ческому здоровью воспитанников, считая, что без этого нельзя успешно решать никакие другие учебно-вос­питательные задачи. Как и большинство «новых школ», учебное заведение Левицкой размещалось в красивой загородной местности. На 50 десятинах земли располага­лись службы, фермы с собственными коровами, сад, ого­род, площадки для футбола, лаун-тенниса, каток. 36 де­сятин занимало большое поле для игр, прогулок, прове­дения праздников. Удобство, простота, идеальная чисто­та, множество цветов, обилие света и воздуха должны были благотворно влиять не только на физическое со­стояние, но и на общий настрой детей, поддерживая в них бодрость и жизнерадостность, воспитывая эстетиче­ски. Все помещения, особенно спальни, тщательно про­ветривались, в них поддерживалась довольно низкая тем­пература.
    Физическим упражнениям, подвижным играм, спор­ту отводилось очень много времени: зимой - коньки, лы­жи, хоккей, устройство ледяной горки, уборка снега; ле­том и весной - футбол, крокет, теннис, лапта, работа в саду и огороде. Между уроками проводились 20-ми­нутные занятия гимнастикой, чаще всего на воздухе, под музыку. При любой погоде каждое утро начиналось для всех воспитанников с пробежки и обливания или обтира­ния холодной водой.
    Три раза в неделю специальный военный преподава­тель проводил строевые занятия, в остальное время гим­настикой, бегом, упражнениями на брусьях и других сна­рядах руководил воспитатель-англичанин. Физическое воспитание новичков и ослабленных детей было индиви­дуализировано. Старшеклассников считали полезным утомлять перед сном гимнастикой, что и делалось через день. Ежегодно весной устраивали большие спортивные праздники, на которых дети демонстрировали свои уме­ния и достижения.
    В области умственного воспитания школа Левицкой в основном следовала тем же принципам, что и другие «новые школы». И хотя, определяя содержание обучения, она не могла игнорировать обязательной программы, установленной министерством для гимназий, школа пы­талась восполнить пробелы программы, углубляя курс отдельных предметов и включая английский язык и другие дополнительные дисциплины. Расширение про­граммы усложняло учебный процесс, поэтому для избе­жания перегрузки важное значение приобретали методи­ка обучения, продуманная организация занятий, распо­рядок дня. Условия интерната позволяли рационально планировать учебную нагрузку в течение всего дня.
    Сознавая важность приучения детей к самостоятель­ной работе, школа создавала необходимые условия для занятий во внеучебное время: воспитанники могли про­водить опыты, собирать коллекции, гербарии, мастерить, заниматься рукоделием, готовить рефераты и доклады, обращаться к литературным источникам. Еженедельно в школе устраивались научно-популярные лекции по хи­мии, астрономии, истории искусств, сопровождавшиеся всевозможными иллюстрациями. В их организации ак­тивную роль играли сами учащиеся.
    Преподаватели школы, занимаясь проверкой новых методов, разработанных педагогической наукой на основе исследований экспериментальной психологии, разраба­тывали и свои приемы и способы обучения, направлен­ные на активизацию учебного процесса, пробуждение и развитие интереса к учению, самостоятельности мышле­ния учащихся.
    Большое внимание обращалось на умение практиче­ски применять полученные знания на уроках труда, в школьных мастерских, во время полевых и садовых ра­бот. Как и в зарубежных «новых школах», физический труд рассматривался здесь как фактор укрепления здоро­вья, развития физической ловкости, сообразительности, любознательности.
    Аналогичная образовательно-воспитательная система была создана и в других русских «новых школах». Орга­низуя свою работу на основе новейших достижений педа­гогической науки, внушая детям «джентльменские» поня­тия о чести, выдержке, благородстве, прививая привычку к самообслуживанию, вводя элементы ученического самоуправления, закаляя тело, развивая интеллект и худо­жественный вкус воспитанников, эти школы внесли свой вклад в формирование элиты тогдашнего российского общества.
 
М.В. Михайлова
(Сборник «Гуманистические воспитательные системы вчера и сегодня (в описаниях их авторов и исследователей)». Ре­дактор-составитель Е.И. Соколова/Под общей редакцией доктора педагогических наук Н.Л. Селивановой. - М.: Педагогическое общество России, 1998). 

Новые участники

DadgilCef
01 May 2017 05:10
anufemefeqedi
01 May 2017 03:53
StevenBup
01 May 2017 03:33
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15   16
Поиск по сайту

Новые записи

Тайна школьной успеваемости
От каких факторов зависят детские успехи и неудачи? От уровня образования родителей? Нет, это слишком прямолинейный ответ. А от чего тогда? Эту загадку раз...
Мужчина-педагог очень важен для мальчишек
Уроженец Бурятии сделал футбольную команду из детдомовских ребят чемпионами мира. Действующий футболист красноярского клуба «Тотем» Олег Бадмаев нескол...
Ребенок плохо учится – что делать?
"Надо радоваться! - советует известный педагог-новатор, доктор психологических наук из Екатеринбурга Александр Лобок. - Я занимаюсь тем, что вытаскиваю дет...
  1   2   3